Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

сурки

Выбор Моффо

По поводу «дальнейшего пути страны» и прочего хлама, который сейчас обсуждают в сетке после очередного падения рубля, имею сказать следующее.
В 60-е была такая популярная оперная певица Анна Моффо (вот она, на фото со своим парнем). Знаменитейшая дива, она пела буквально везде - в «Ла Скала», Венской опере, Римской опере, в Метрополитен. Её боготворила публика. И не только публика, лучшие дирижеры того времени мечтали заполучить Моффо в свои проекты. Герберт фон Караян поставил с ней «Фальстафа» и «Дон Жуана». К тридцати годам эта красивая женщина добилась абсолютно всего. Но, оставалась по-своему несчастлива. Дело в том, что по воспоминаниям сплетников-современников, больше собственной карьеры Анна Моффо ценила любовь и страстный секс. А больше всего в сексе она ценила такую забавную штуку как фелляция. Врачи неоднократно предупреждали Анну, что чрезмерное глотание семени может снизить привлекательность ее голоса. Не знаю уж, причем тут семя, я не знаток физиологии оперных див, но у великих оперных певцов в контрактах действительно часто присутствует пункт, ограничивающий их сексуальные связи. Якобы секс вредит голосовым связкам. И великая Моффо не смогла смириться с этим запретом. Она покинула сцену. Ушла непобежденной и неповторимой звездой. По мнению философа Славоя Жижека, выбрав фелляцию вместо карьеры Моффо тем самым продемонстрировала абсолютную степень личной свободы. Жижек называет её выбор в вышей степени «этическим», справедливо отмечая разрыв возникающий здесь между Этикой и Моралью.
Это действительно любопытный момент. Он несколько шире простого выбора между карьерой и личным счастьем. Представьте, что мы говорим не о молодой и талантливой девушке, а о целой стране. Россия ведь тоже сейчас «делает карьеру» на глазах остального «цивилизованного мира». Должна ли страна при этом остаться на пути высокой Морали («патриотизма», «православия» и т.п), или ей следует ограничить себя, бросив «карьеру Сверхдержавы», выбрать путь Этики, путь свободы и просвещенного либерализма? Все по-разному отвечают на этот вопрос. У меня нет ответа. Знаю только, что когда слышу стоны «что же нам теперь делать?», вспоминаю «выбор Моффо» и понимаю, вопрос звучит так: «Будем петь, или станем сосать?»
сурки

(no subject)

Помнится в ельцинской России шла такая общественная дискуссия "Государство для людей, или люди для государства?" А уместнее было бы спросить так - "Государство для народа, или для людей?" Оцените разницу. Ведь оно родимое утроено так, что ему не важно, что скажет народ, важно что подумают ЛЮДИ.
- Народ для митинга собрался, товарищ капитан!
- Народ то собрался, но, ЛЮДИ не подъехали.
Выражения "вышел из народа" и "вышел в ЛЮДИ" - обозначают одно и тоже. И сейчас
Народ, например, скажет: "Чайка вор. Нам такой прокурор не нужен".
А ЛЮДИ подумают: "Чайка оказывается слабак. Не смог в свое время отмазать своих подельников Цапков, теперь вот оскандалился. Такой прокурор нам не нужен". Выводы вроде те же, но, логическая цепь из других нулей. Есть и еще один, третий уровень. Level Бог. Но, там вместо кнопки "вывод" вмонтирован где-то рычаг "оргвывод". Тяжелый такой, весь в масле, или вазелине. И возле него спит охранник - смертельно усталый, как раб на галерах, человечный человек.
сурки

(no subject)

В 1.50 ночи мне неожиданно позвонили на сотовый:
- Вы журналист РБК? (бодреньким таким голосом)
- Здравствуйте, допустим.
- У меня для вас очень важная информация. Завтра утром менты будут в Ростове штурмом брать публичный дом. Приезжайте с камерой! Вы телевидение?
- Нет, я не телевидение.
На самом деле я «не телевидение» и вообще я в отпуске и на фразе «штурмом брать публичный дом» все оливки из моего мартини просыпались в бассейн, а нагая мулатка, томно сидевшая у моего лежака, нырнула за ними словно за жемчугом, стремясь порадовать хозяина.
«Штурмом брать публичный дом»? В Ростове? Господи, какой? Тот, что на Стачках, или на Портовой? А может это хата, где отсыпаются вьетнамки с бульвара Комарова? Или сельмашевский?
- Какой публичный дом будут брать менты, можете точно объяснить?
- Публичный дом для гастарбайтеров. Там одна девушка себя неправильно повела. Вы приедете?
- Нет, - отвечаю скучным голосом. – Мы не пишем про публичные дома. Мы только про экономику пишем – фьючерсы, курсы, активы, пассивы.
- Пассивы там тоже есть, - уверенно отвечает собеседник.
- Нет, - отвечаю. Позвоните утром в «Блокнот», там грамотные люди, они с вашими пассивами разберутся.
сурки

(no subject)

Моя любимая история неудавшегося покушения на Гитлера. Она про геев и наркотики.
Как известно, знаменитый французский поэт и художник Жан Кокто много лет открыто жил со своим любовником – актером Жаном Марэ. Во время оккупации Парижа, Кокто поначалу симпатизировал нацистам и даже писал про Гитлера, что это «поэт, недоступный для понимания монотонных людей». Любовники жили в «Пале-Рояль», Кокто каждый день курил опиум, а молодой Марэ водил к себе юных мальчиков, на шалости которых старый мэтр, одурманенный наркотиком, закрывал глаза. Стильные офицеры вермахта приглашали Кокто на светские рауты, он был в центре внимания поклонников и поначалу у влюбленных все было хорошо. К сожалению, с приходом нацистов в Париже усилились гомофобные настроения и в 1942 году Кокто был впервые избит на улице неизвестными людьми. Это происшествие в корне изменило отношение Кокто к Гитлеру. Возмущенные несправедливостью в отношении геев, пара решила убить нацистского вождя. Задумка была интересная. У Кокто был близкий друг, немецкий скульптор Арно Брекер, который входил в ближайшее окружение фюрера. Гитлер часто бывал у него в берлинской мастерской. Марэ написал письмо Брекеру, что готов выступить его натурщиком, тот с радостью согласился. По плану парочки, Марэ должен был наброситься на фюрера во время его очередного визита к Брекеру и дальше по ситуации… либо заколоть ножом, либо задушить голыми руками. Представляете картинку? Голый Жан Марэ с фигурой златокудрого Аполлона душит Гитлера среди глины и мусора на полу мастерской. К сожалению, этот прекрасный план провалился, вмешались обстоятельства непреодолимой силы. К моменту отъезда Марэ в Берлин у Кокто закончился опиум (с приходом нацистов доставать опиум в Париже стало сложнее) и вместо запланированного подвига, несчастному Марэ пришлось целый месяц бегать по барыгам в поисках отравы для своего удрученного друга.
сурки

(no subject)

Иногда общение с людьми, в том числе в т.н. social networkт представляется мне в виде такого анекдота. Представьте.
После ядерной войны почти все люди превратились в голодных зомби. Небольшая группа выживших ростовчан загнала всех этих радиоактивных монстров на футбольный стадион, который остался в Ростове после ЧМ 2018 года. Зомби было решено кормить комбикормом и не убивать, в надежде на их будущее исцеление. Мертвяки были совсем не страшными, даже смирными, бродили, мычали, жевали траву, женщины-зомби красились, мужчины тихо матерились под нос. Невзрачная толпа одинаковых, несчастных людей. Для удобства кормления зомби горожанам пришлось разделить стадион на две равные части железной сеткой.
И тогда зомби из левой части загона, вдруг стали врагами зомби из правой и обе части одинакового стада люто возненавидели друг друга. Ругались, плевались, бросались на стальную сеть, повисали умирать на ней неизвестно за что.
Одному молодому человеку, бывшему студенту сгоревшего при бомбежке ЮФУ, вздумалось поговорить с беднягами. Студент залез на трибуну и взял мегафон:
- Здравствуйте, люди!
Молчание.
- Как вы себя чувствуете? Есть жалобы?

Молчание.
- Они тебя не понимают, - ответил старик-смотритель, - они не понимают вопросов. Их мозг устроен так, что реагирует только на образы, все остальное в их психике исключено. Просто поговори с ними, о чем ни будь хорошем.
- Ладно, - сказал студент.
- Я тут читал в интернете про одну любопытную страну, - начал он в мегафон.
- Россия - великая страна! - закричала и загудела правая часть стада.
- Рашка – говняшка! – завыла в загоне левая часть.
В стаде началось волнение. С матом и криками зомби полезли на сетку бить друг друга.
"Так" - подумал студент, "надо, как-то иначе".
- Успокойтесь! Пожалуйста, успокойтесь люди! Не ругайтесь. Я расскажу вам, что я еще сегодня прочитал. Есть такой интересный политик… - начал он.
Но, его вновь перебили.
- Путин – наш президент! Путин великий! – загудели зомби из правого загона.
- Путин – вор! Путин – убийца! – затараторило и залаяло стадо из левого.
- Не говори с ними про политику, не волнуй их, - вновь влез в разговор смотритель. – Видишь? Они на стенку лезут. Вчера левые сеть прогрызли и один пролез в дыру к правым, а те его просто разорвали на куски.
"Ладно" - подумал студент.

- Успокойтесь! Успокойтесь, граждане! Не волнуйтесь! Не надо бить друг друга. Я не буду вам ничего больше рассказывать. Я спою для вас популярную песню, а вы мне подпоете, если знаете слова. Ладно?
- Цой! Цо-о-о-о-ой! Цо-о-о-о-ой жи-и-и-в! - радостно завыла толпа в обоих загонах.
сурки

(no subject)

Любимый навеки Роспотребнадзор разработал инструкцию, согласно которой поедание чиновниками санкционной продукции не считается её "уничтожением", а считается уголовным преступлением. Прикольный кашрут, да. Есть в этом что-то глубоко религиозное.
- К нам в монастырь санкционный сыр и оливки завезли, будете ими закусывать, товарищ полковник?
- Мне нельзя, товарищ настоятель. Надкушу я твой сыр, а мне потом дадут пять лет лагерей.
Но, по факту, конечно, история будет выглядеть так:
- Товарищ капитан, кажется у задержанного изъят кокаин.. (пробуя пальцем на вкус).
- Точно кокаин, сержант? (пробуя).
- Похоже на то (пробуя еще раз).
- Дай-ка я определю (сворачивает сторублевку и нюхает). Фффф...Похоже и правда. Хороший.. аж в носу запекло, зараза.. Пробуй, сержант.
- А можно мне тоже сторублевкой? (нюхает) Ффф.. Ох.. Ух.. Вот оно у них значит, как тут все.. Интересно..
- Оформляй этого негодяя, сержант.
- Так ведь порошка не осталось, товарищ капитан.
- Подожди.. Вот тебе два патрона, оформляй.
сурки

4%

Интернет будоражит свежая новость – Путин поручил Медведеву снизить смертность в стране. Комментаторы на «Первом» захлебываются от восторга.
- Наконец, то! – грохочет знаменитый боевой депутат, - Сколько ж можно! Хватит! Великая страна, народ освободитель, борьба с наркотиками, аборты пусть едут делать в Киев, натерпелись!
- Ну, теперь заживем, - улыбается эксперт в очках. – Ведь раньше такого не было, как сейчас. И теперь уже ведь не будет как раньше. Положительные тенденции в экономике на лицо.
Медведев вызывает главу минздрава Скворцову:
- Вероника Игоревна, на 4 % выросла смертность. Почему мрут? Можете внятно объяснить?
- Регионы виноваты, Дмитрий Анатольевич! Руководители на местах. Не могут должным образом обеспечить, а должны! Мы стараемся, выделяем, поддерживаем всем. А они вредители, как назло! (Скворцова плачет)
Медведев вызывает главу Росздравнадзора Мурашко:
- Ё, мое! Миша, ну, че, за п…здец. Мне Верховный уже загривок выгрыз твоими мертвецами. Откуда ты их берешь? Нельзя чтоб их не было вообще?
- Виноват, Дмитрий Анатольевич. Стараемся. В прошлом году уволили 29 региональных министров, штрафов выписали на 73 млн, возбудили 40 уголовных дел. Знаю, мало, каюсь. Будет больше! Доверие оправдаем! Смертности не допустим! Ляжем костьми! Лично прослежу!

Мурашко вызывает на ковер региональных замов:
- Вы, бл…, вообще жить хотите? Животы отожрали, а про жопу свою забыли? А вы в курсе бл…, что у вас уже народ начал умирать? Слушайте же суки сюда. Е… тесь, как хотите, но, чтоб больше жмуриков я в стране не видел! Покойники теперь, ваша бл… главная проблема. Мне пох… что вы будете с ними делать, сажать, штрафовать. Сверху лично был приказ. Ясно? Работать, пшли, воон!
В этот момент в кабинете начальника центрального департамента Ада гулко зазвонил черный бездисковый телефон…
сурки

Дело было в «Буковски»

Под мясо с вином объяснял сегодня одному Иностранцу смысл русской поговорки «От сумы да тюрьмы не зарекайся».
- Понимаете, mon ami, - говорил я ему с набитым ртом, - это означает, что русский человек всегда морально готов превратиться в нищего - le clochard, а в случае чего и примкнуть к криминальному миру - le monde criminel.
- Это ужасно! С'est horrible! – удивлялся Иностранец, - Неужели все русские по своей природе потенциальные нищие и воры?
- Non, pas du tout – отвечал я. Даже над самыми кроткими и безгрешными из нас довлеют обстоятельства непреодолимой силы.
- Но, какие обстоятельства могут помешать человеку быть примерным гражданином общества? – не унимался Иностранец.
- Государство, mon ami. Государство – вот единственное и несокрушимое обстоятельство способное превратить русского человека в нищего, вора и мертвеца. Любой из нас может потерять все, или сесть в тюрьму по клеветническому доносу, или в результате судебной ошибки. В каждом подобном случае будет виновна не страна в целом, а совершенно конкретные люди, исполняющие при этом законы Государства.
- Но, почему же русский не восстанет против Государства? – не унимался глупый нехристь.
- А потому, mon ami, что Государство всех нас уравнивает в правах. И сесть в тюрьму теоретически может каждый, от участкового до губернатора. В этом сила этого несокрушимого обстоятельства. Поэтому русский всегда будет выступать против власти, но с остервенением станет защищать свое Государство, если тому станет грозить опасность.
- У украинцев также? – спросил Иностранец.
- Вien sûr, mon ami, - ответил я, - передайте мне соус.
Сейчас думаю, что с теорией я слегка переборщил.
сурки

(no subject)

Мне редко снится Ходорковский. Скажем так, реже чем Че Гевара, или Гитлер. Но, вчера был очень странный сон. Решил поделиться.
Снилось мне бескрайнее дикое поле, на котором раскинулся кочевой стан, тысячи шатров до горизонта и на всех этих шатрах эмблемы «МЕНАТЕП» и «Юкос». Повсюду море людей. В центре стана главный шатер расшитый золотом и пурпурными Звездами Давида. Перед шатром сцена со звуковой аппаратурой. Над сценой экран и толпа вокруг смотрит трансляцию. Показывают встречу Путина и Ходорковского в Кремле. Путин поздравляет Ходорковского с освобождением, вручает ему цветы и орден, троекратно целует его по русскому обычаю. На глазах Путина слезы. Звучит какая-то слащавая мелодия. Потом трансляция прерывается и на сцену перед главным шатром кочевья к микрофону выходит сам Михаил Борисович. Он в длинном халате расшитом неизвестными мне символами. В толпе рядом со мною кто-то замечает, что это тот самый халат чародея, который Ходорковский десять лет шил в швейной мастерской на зоне. На плече у Ходорковского сидит серебристый геккон, который поворачивает голову из стороны в сторону и озирает толпу. И хотя зверек несомненно живой, мы все почему-то знаем, что глаза у этого геккона - два больших и самых дорогих в мире изумруда. Ходорковский говорит о том, что время пришло. Он упоминает кельтов, великих богинь Месопотамии и Теотиуакана, традиции ислама и православия. Он напоминает собравшимся людям, что «Юкос» на древнейшем языке человечества означает «дом, в который вернулась душа» и что, вот, теперь, наконец, настал день этого возвращения. Потом зверек спрыгивает с плеча Михаила Борисовича и убегает вглубь шатра, а раздосадованный Ходорковский с охранниками в тюрбанах устремляется за ним. Начинается концерт. На сцену выходят заслуженные артисты. Хмырь из «Комеди Клаб» (я не знаю их по именам) рассказывает очень пошлый матерный анекдот. Потом выходит Жириновский с наклеенными усами и с трубкой в руке изображает Сталина. Все смеются. Я иду в шатер вслед за Ходорковским, я хочу найти туалет. В огромном шатре пусто. Здесь нет ни циновок, ни ковров, лишь вытоптанная трава и огромная нора в центре. Я понимаю, что туалета здесь нет, а Ходорковский с охраной спустился в эту нору. Я отдергиваю полог шатра и выхожу с другой его стороны в чистое поле. Здесь только луна и степь до горизонта. Меня никто не видит. Начинаю мочиться в траву и случайно попадаю на какого-то зверька. Это геккон, который мокрым испугано убегает от меня куда-то в поля.
Вот, о чем, блин, этот сон? Есть специалисты?
сурки

Если бы «Мастера и Маргариту» написали сегодня

Вышел бы, например, такой сюжет.

Мастер – не какой-то чахлый писателишка, а молодой, перспективный рокер, рвущий струны души за готический рок. Он сочиняет яростную песню про сына Божьего, которого сгнобил кровавый режим. Песню не берет в ротацию ни одна радиостанция, но, выложенная Вконтакте песня приносит Мастеру локальную скандальную известность и попадает в разряд запрещенных. Идеологи РПЦ, и патриотическая общественность призывают посадить Мастера за оскорбление религиозных чувств верующих. Полиция проводит обыск в подвале Мастера, в котором тот репетирует с группой, бухает и трахается со своими несовершеннолетними поклонницами-«группиз». В подвале продажные полицейские подбрасывают Мастеру наркотики в чехол от гитары. Мастера арестовывают за хранение.

Маргарита - скромная девочка из субкультуры готов, любит гулять в одиночестве на кладбищах. Маргарита одна из девочек-«группиз» в окружении Мастера, решается на подвиг ради любимого певца. Вместе с другими поклонницами, она идет в ХСС, где они в балаклавах, стоя на амвоне (обязательно спиной к алтарю), исполняют провокационную песню Мастера. Ролик становится мегахитом Ютуба и Маргарита с подругами вынуждены скрываться.

Воланд (Сатана) – богатый американский продюсер, находясь по делам в Москве с группой своих полит-технологов, вызывается помочь молодым поборникам демократии. Он приглашает Маргариту на бал в американское посольство. Приглашение на бал, вместе с коробкой кокаина передает адвокат дьявола, итальянский мафиози Азазелло. Маргарита вместе с домработницей Наташей вынюхивают кокс и голые едут на бал в машине американского посла. На бал в посольство приглашены одни подонки - отравители, душители и предатели, а их развратные бабы ходят там голышем. В посольстве Воланд соблазняет Маргариту и покупает ее душу в обмен на обещание вернуть ей Мастера. Воланд снимает на камеру секс Маргариты со своим говорящим персидским котом.

В это время нам рассказывают о герое песни Мастера, Пилате – пожилом советском прокуроре, страдающим от того, что когда-то вынес смертный приговор молодому еврейскому диссиденту Иешуа, обвиненному по ложному доносу в свержении советского строя. Читателю проводится параллель между диссидентом Иешуа и молодым российским рокером Мастером.

Мастер выходит на свободу и тут же попадает в дурдом после передозировки героином. В дурдоме он знакомится с другим музыкантом, бродягой, хиппи Бездомным, который рассказывает Мастеру о богатом иностранце, раздающем на Патриарших прудах деньги и наркотики московским хиппанам, один из которых, по кличке Берлиоз, в наркотическом дурмане попадает под трамвай. Мастер понимает, что бродяга рассказывает ему о Воланде.

В это время журналист «Коммерсанта» Коровьев, неоднократно битый патриотической общественностью, продав душу Воланду за валюту, разворачивает кампанию в защиту Мастера в либеральных СМИ и добивается, наконец, его освобождения из дурдома.
Под покровом ночи вся банда, включая говорящего персидского кота, тайно бежит в Америку.
Хэппи энд.